28 Травня, 2022 9:58 am

“Тільки не їдьте, тільки не їдьте”. Вона вчепилася в мій рукав і не відпускала. Вчора нам поставили завдання…

Подаємо мовою оригіналу: “Только не уезжайте, только не уезжайте”. Она вцепилась в мой рукав и не отпускала… Вчера нам поставили задачу. Абсолютно не героическую и не боевую. Нужно было разведать обстановку в треугольнике Ирпень-Буча-Гостомель и прикинуть возможность оказания гуманитарной помощи. Как-то так, абсолютно на автомате, мы ночью приготовили пару сотен продуктовых наборов, набрали воды, какой-то медицины, детского питания. Но без четких планов и утром мы поехали на разведку.

“Только не уезжайте, только не уезжайте”. Она вцепилась в мой рукав и не отпускала…

Я не буду выкладывать бОльшую часть сегодняшних фоток. Я не буду рассказывать детали. Я постараюсь это все загнать в самый дальний уголок памяти. Я видел много разрушенных городов за эти восемь лет, пожарища от прихода “русского мира”. Но я еще не встречал последствий “развлечений” россиян с безоружными гражданскими, расстрелянными забавы ради. Я не забуду. Постараюсь не вспоминать, но не забуду. И никогда не прощу. Ненавижу. Все российское. Всех россиян.

“Только не уезжайте, только не уезжайте”. Она вцепилась в мой рукав и не отпускала…

Кажется мы в Буче были первым гуманитарным конвоем. Никакого героизма, мы не сделали ни единого выстрела для освобождения Бучи. Мы привезли продукты. И люди стали… они как-то… тянулись к нам. Трогали наши шевроны. Обнимали и благодарили. Плакали. Они постоянно плакали. Они безостановочно плакали. Обнимали. Прижимались. И снова плакали. И еще собаки. Много собак. Алабаи и лабрадоры. Бультерьеры и овчарки. И тоже жались к нам, пытаясь найти в нас новых хоязев.

“Только не уезжайте, только не уезжайте”.

Она вцепилась в мой рукав и не отпускала… Она стояла рядом со мной, плакала и держала мой рукав. Сильно, цепко, до боли. И пыталась прижаться. А я глупо и нелепо держал ее коробку с продуктами и что-то невнятно лепетал о том, что мы уже тут, мы тут, МЫ ЖЕ УЖЕ ТУТ, и мы будем тут, и прости нас, что так долго, что так громко, что так больно. Я обещал, что завтра снова, мы снова же будем, и другие батальоны, вон смотри – наши танки, не бойся, они наши.

Ее потихоньку увели. Мы раздали все продукты и уехали на базу.

Наверное у нее будет самая длинная и страшная ночь в жизни. Именно сегодня, хоть уже и не будет обстрелов. Я точно знаю – она не сможет уснуть и будет ждать завтрашнего дня.
И мы совершенно точно завтра снова вернемся. Я точно это знаю.

На зображенні може бути: 2 людини, люди стоять та у приміщенні

Немає опису світлини.

Немає опису світлини.

На зображенні може бути: на відкритому повітрі

На зображенні може бути: на відкритому повітрі

На зображенні може бути: 9 людей та люди стоять

На зображенні може бути: 4 людини, люди стоять та дорога

Юрій Бірюков

Comments (0)

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.